Экспедиции

Мы все когда-то ходили в походы. Со временем наши походы получили некий смысл – пройти по пути, или даже просто постоять на тех местах, по которым прошли первопроходцы...

Проекты

Что дальше?

7 мая 2013

Экспедиция «Пезский волок», создание  и редактирование ее дневника, процесс монтажа фильма, и, особенно, наша поездка «передвижной кинобудки по городам и весям», позволила нам самим сформулировать для себя лично, чего же мы хотим. Нет, конечно, нами всеми движет страсть к перемещению в пространстве и гипертрофированное любопытство, которые, вместе взятые, кто-то называет микробом, кто-то шилом в заду, а кто-то вообще «пассионарностью». Но все же, цель должна быть более простой и понятной. Теперь мы эту цель  смогли сформулировать, и будем этими формулировками  делиться.

А ответы на вопросы «куда идти? зачем идти?  когда идти?» и даже глобального «чего же мы хотим?» формализовались теперь в создании, или, если хотите, реанимации Фонда «Русь Исконная», созданного нами еще в 2007-м, и названного так от непонимания. Но, как корабль назовешь…

Зачем идти?

Пёзский Волок – удивительное место. С одной стороны, теперь это – совершеннейшая глушь, удаленная на сотню верст от ближайших деревень и посещаемая лишь удивительно подвижными, сохранившими еще ту, природную, или исконную, подвижность, собственно, и позволившую им не просто выжить, но жить в этих местах, жителями этих деревень, да раз в десятилетие такими вот  «стрельнутыми», вроде нас, путешественниками. А с другой – место, где кипела жизнь целые столетия, где наши предки несли непосильную, для нас теперешних, ношу, отдавая или, если хотите, оставляя свою  энергию, прикладывая совершенно (как нам теперь понятно) огромные силы из года в год, из века в век, из шага в шаг.

Эта энергия ощущается, правда. Она чувствуется физически. Она и заряжает нас. Дальше можно сколько угодно говорить какие-нибудь высокие слова о предках, памяти, истории, но за всем этим стоит единственное желание – ощутить эту энергию. Просто постоять на тех местах, где когда-то люди крутили вороты лебедок, поднимая на 10-метровый угор лодки, груженые медью. Которая потом станет пушками, а может, наоборот, монетами… Просто постоять.

Таких мест много, и тут нет никакой метафизики. Как чувствуются, до дрожи, места страданий, как  в Освенциме, например, или в Бабьем Яру. Или, наоборот, восторга, как в тысячелетних  храмах… Но и не только. Вот, например, стоите вы на мысе Флора, на самом краю света, где сто лет назад стояли перенесшие уже две зимовки на «Святой Анне»  и ушедшие от своего капитана штурман Альбанов с матросом Конрадом…  Мне кажется, это место должно было бы запомнить то, что чувствовали эти двое, когда они, растерявшие, после многокилометрового перехода, еще 9 своих попутчиков, увидели показавшееся вдали, тоже уже потрепанное зимовками и потерявшее своего капитана, судно «Святой Великомученик Фока»…

Вот, такой вот заряжающий энергией «вампиризм».

Еще нами движет огромное желание поделиться увиденным и почувствованным. 

«Куда идти?» (Концепция Больших и Малых Походов).

Пути, пройденные нашими далекими предками много лет, а то и веков назад в поисках   новых земель, покрывают нашу, да и не только нашу, страну огромной сеткой. Конечно, после того, как земли были открыты и освоены, туда были проложены новые дороги, по которым и пошло основное сообщение. Но дух первопроходчества, драматизм, а то и трагичность первых путешественников, первых исследователей, составителей первых дорожников, переселенцев  – остались именно на прежних путях-дорогах. Вот этот дух, это состояние восторга от того, что идешь по пути предков, это их настроение, которое, безусловно, передается дорогой, накапливается в ней веками,  - и привлекает нас и водит нашими руками по картам при составлении маршрутов экспедиций. Конечно, не везде есть новые дороги. Конечно, есть у нас еще много мест, куда и никаких дорог не проложено. Но тем интереснее идти туда путем, пройденным когда-то впервые столетия назад, ощущая волнение первопроходцев…

Мы все когда-то ходили в походы. Со временем наши походы перестали быть просто выходом из города, «отрывом от матрицы», как теперь принято говорить, но получили некий смысл – пройти по пути, или даже просто постоять на тех местах, по которым прошли первопроходцы. Потрогать руками канавки, вытоптанные лошадьми, опустить руки в болото и нащупать там 200-летнюю гать, сфотографировать зарубки и привезти в музей брошенную тут «на счастье» кем-то из далеких предков монетку… Это и есть, в нашем понимании, «места силы» - не какой-то там мистической энергетики, но накопленной веками энергии, приложенной  тут при прохождении совершенно конкретными людьми. Эта энергия ощутима.

Веками шло движение русских первооткрывателей на Восток. Пуста, Югра, Обдорск, Мангазея… Шли и шли поморы, а за ними и все последователи дальше и дальше. Туруханск… Якутск…. Охотск…. Так и нам хочется  идти.  Ново-Архангельск… Форт-Росс…

Собственно, это и есть концепция «Малых» походов. Малых, потому что мы выбираем маршрут, совпадающий с этапом того или иного древнего пути и содержащий, как правило, одну ключевую точку. В большинстве случаев такой точкой является волок. Основное движение все же шло реками, а на водоразделах и концентрировались те усилия, которые и приходилось  прикладывать тут путешественникам.

Итак. Малый поход – это поэтапное движение по путям первопроходцев с Запада на Восток, когда каждый этап содержит, как правило, один ключевой элемент. Малый, поскольку он и по продолжительности невелик – максимум, один месяц. Еще «малый» - поскольку летом. Летом по таким путям идти хоть и труднее, но интереснее, ибо все находки, канавки, монетки, строения, зарубки – на поверхности, не прикрыты слоем снега. Зато и технику можно использовать «малую», открытую.

Пока в нашей копилке один пройденный поход из серии «малых» - «Пёзский Волок». Мы его уже обозначили, как этап «пути в Мангазею», что есть чистая правда: туда мы обязательно придем, но не сразу. Следующим этапом будет путь через Камень, из Печоры в Обь. Только пойдет он по маршруту, близкому к известнейшему, описанному еще в «Дорожнике Герберштейна» пути Щугором – Сосьвой. Близкому, поскольку всего полторы сотни лет назад он был спрямлен заброшенным теперь «Сибиряковским трактом». Ну а дальше – как и говорили – Мангазея… Туруханск…

Малые походы обладают еще и  достаточно жестким сроком их проведения: поскольку они проходят летом, то от общего времени в году остается максимум треть. А нежелание кормить своими телами традиционную русскую северную напасть – мошку и гнус – сокращают это время до месяца, когда мухи обычные уже не летают, а «мухи белые» не летают еще. Сентябрь.

Я бы не писал тут так много о малых походах, если бы не было идеи больших. И, как слова - «большой» и «малый» - две противоположности, так и походы - «большой» и «малый» - отличаются диаметрально.  И если малый – короткий, то большой – длинный. Малый – летний, большой – зимний. Малый – на маленькой технике, большой – на вездеходах.  Малый с Запада на Восток, а большой – с Востока на Запад. Впрочем, последнее верно только для запланированного на 2015-й год «большого» похода по маршруту Новосибирские острова – точка Северного полюса – Земля Франца-Иосифа…  Хотя, как знать, в каком направлении пойдет большой поход 16-го?

Вот теперь совсем о планах. «Когда идти?»

В наших двух столицах одновременно начались работы. В Москве, на нашей базе, до основания уже разобраны два арктических вездехода «Полюс», переданные нам экспедиционным центром «Арктика» Владимира Чукова, на которых коллеги уже пытались идти в 2011 –м году. Мы рассчитываем, что первый из них, после всех переделок, сможет своим ходом выйти за ворота базы к концу июня. Есть шанс приехать на нем на фестиваль  к Трушникову, в Черноголовку.

Одновременно с этим, в северной столице, начались работы по созданию летающей копии легендарного самолета - амфибии  «Ш-2», («Шаврушка»). Эта машина достойна отдельного рассказа, который нами уже практически написан, и будет выложен в череде статеек, обосновывающих излагаемый сейчас план. По первоначальному плану «Шаврушка»  должна была бы быть собрана и выставлена на МАКСе 2013, в августе, но все идет к тому, что ее к тому времени удастся еще и поднять в воздух. Вот, это планы на лето. Поскольку планы эти на данный момент обеспечены всем необходимым, я позволю себе в этот период смыться от путешествий с экспедиционерами и попутешествовать с семьей. По, скажем, Южной Америке. Кстати, вопрос к читателю. А что интереснее и правильней – он-лайн дневники, как в Южной Африке или США, или серьезный и большой рассказ по возвращении, как у меня был по Кавказу или Ближнему Востоку? Не, это не значит, что сделаю, как скажете, но просто, чтобы представлять?

Салон МАКС 2013 у нас в 2013-м году с 27 августа по 1 сентября. И это вносит коррективы в наши планы. Мы планировали с конца августа стартовать в Ухту, к началу следующего этапа Малых походов, «Сибиряковскому тракту». А Ухта – она совсем рядом с другим, известнейшим и веками использовавшимся, Вымским Волоком из Двины в Печору, тем самым, по которому шел Курбский, в то время, пока по Пёзкому Волоку шел Ушатый… Мы планировали пройти этот Волок радиально, вывезя туда друзей- детей-знакомых, но, видимо, детьми придется пожертвовать (вампиры же…). Впрочем, решение пока не окончательное, возможно, найдем выход.

И в сентябре мы стартуем Сибиряковским трактом из Вуктыла вдоль Щугора черезКамень с тем, чтобы придти в Саранпауль или Березово. Это второй этап «пути в Мангазею», как и первый – на квадрах с прицепами – катамарнами. Только на двух квадрах и, на этот раз без резинки, ибо по Щугору на моторе все равно нельзя – заповедник.

Наши вездеходы должны уже окончательно поехать осенью, и мы рассчитываем нагрузить их сверх всякой мочи, дабы сломать там все, что сломается, загнав в ноябре в Чухломские болота, куда команда «ТАМ, в России» так любит загонять свои джипы. Вот, там мы и рассчитываем поработать эвакуаторами с единственной утилитарной целью – заставить вездеходы работать на пределе возможностей.

Питерцы будут в это время учить летать «Шаврушку».

И настанет 14-й год. Первым делом, по зиме, мы устроим тестовый поход. Обязательно по озерам, обязательно на севере. Скажем, по Белому озеру, или Онежскому. В секторе Вологда – Каргополь, я думаю, но  обсуждаемо, не догма. Чтобы еще раз посмотреть на команду в действии, отработать взаимодействие вездеходной и самолетной техники, взлет-посадку на лед, прием летчиков  вездеходчиками, дозаправки… «Шаврушку» поучат садиться на лёд «Авиасервисовские» амфибии,

На льду Кулоя

да и взаимодействия между воздушными машинами тоже надо отработать, потому что главная задачка на 2014-й – воздушная.

2014-й год – год столетия первого полета в Арктике. Ян Нагурский, в рамках целой программы поиска трех пропавших экспедиций, пролетел в далеком 1914-м на гидросамолете «Фарман» более тысячи километров. Тут я снова, как и с «Шаврушкой», скажу, что статейка о Нагурском тоже уже написана, выложим вот-вот… Нагурский, правда, летал в августе, но он сам написал потом, что август – самое неблагоприятное, по погоде, время для арктических полетов. И коллеги просто настаивают, чтобы праздничный перелет в честь столетия полета Нагурского «Шаврушка» выполнила бы в апреле, во время работы ледовой базы «Барнео». Ну, значит, так и будет – примерно, как-то так

 Маршрут Ш-2

на «Шаврушке»

 Ш-2

в сопровождении современных амфибий.

 Современный самолет-амфибия

А в июле 14-го, в Архангельске, мы надеемся попроситься  на судно «Михаил Сомов» со своими  двумя вездеходами, прицепами и горючим, чтобы к концу лета разгрузить и законсервировать это все на одном из островов группы Де-Лонга архипелага Новосибирские Острова. К сожалению, лето 14-го оказывается занятым подготовкой к Большому Походу, и втиснуть в него этап Малого просто некуда, поэтому придется потратить это время на консервацию вездеходов на зиму и авиаразведку и облет островов. Впрочем, и тут написана статейка, почему отсюда, и как это в «вампирскую» концепцию укладывается. «Земля Санникова» называется. А заодно и поймем, какой авиатранспорт станет базовым для поддержки экспедиции, исторический, или современный.

Пройдет зима. Настанет, обязательно настанет, 2015-й…  Если телеграфно, то это будет, примерно, так.

 Маршрут экспедиции 2015-го года

1. Февраль.  Вылет участников в Тикси.

2. Челночные перелеты Тикси – Де-Лонга «Шаврушкой» или амфибиями с подвозом туда команды и забытых вещей.

3. Старт вездеходной части экспедиции (середина – конец февраля)

4. Конец марта – полпути к Северному Полюсу (СП). Авиа-подвоз запаса топлива для второй части. Перемещение Шаврушки и самолетов поддержки на Остров Средний (Северная Земля) или (при хорошем стечении обстоятельств) на Барнео.

5. Конец апреля. Приход экспедиции на СП. Авиаподброс запаса топлива на СП и, возможно, встреча на СП с завезенными туда с Барнео сочувствующими.

6. С выходом экспедиции с  СП Ш-2 и другая авиаподдержка перемещается на Землю Франца-Иосифа (ЗФИ), выполняя попутно для нас ледовую разведку.

7. Конец мая – середина июня – приход экспедиции на ЗФИ. Шампанское.

 Утопия? Мы тоже так считаем. Но… планировать – это летать, хоть и без мотора. В обоснование того, что все, сказанное выше, укладывается в концепцию «романтического вампиризма», то есть, почему план и маршрут именно таков, и созданы проекты Фонда: «Земля Франца-Иосифа», «Новосибирские острова», «100-летие полета Нагурского», «Шаврушка».

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2017
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.