Историко-географический обзор ВВП. Очерк второй - Пути Сибири

10 ноября 2018

Очерк второй. Пути Сибири, географический обзор.

В начало

   Собственно, это первый «кульбит». Освоение Сибири - ближе к нам по времени, поэтому начнем с ее географии, только не придирайтесь к термину "Сибирь" — в этом очерке я так буду называть всю азиатскую часть России, просто для краткости, хотя, строго говоря, надо бы ее делить на Сибирь и Дальний Восток. Простите вольность. И начнем мы со Сверхрек – таким словом мы назовем самые «мощные», самые полноводные и протяженные реки Сибири. Обь -  (самая протяженная река России, ее длина 3650 км, а с Иртышом – все 5200). С Иртышом я ее и нарисую.  Енисей — самая полноводная; ее годовой сток превышает сток всех рек европейской части России. Лена – третья. Дальше к востоку – Яна, Индигирка, Колыма. Это огромнейшие реки, текущие к Северу, проходящие через всю (или почти всю) территорию России.

   Добавим на карту Амур – тоже сверхрека, только текущая в широтном направлении, на восток, и Анадырь, идущий в Анадырский залив Берингова моря, то есть, в Тихий океан. Пусть они тоже будут синими. А зеленым я нарисую более мелкие реки бассейна Северного Ледовитого океана – последовательно с запада на восток – Таз, Пясину, Хатангу с Хетой, Анабар, Оленек, Алазею.

   Теперь добавим к этой карте притоки северных сверхрек. Прелесть притоков северных рек, имеющих, преимущественно, меридиональное направление, в том, что они (притоки), опять же в массе своей, широтные. Они и служат "подъездными путями" к "связкам". Бассейн Оби – там будут слева (с севера на юг) – Северная Сосьва с Ляпиным, Тобол (с Тавдой и ее притоками, Турой и Исетью), справа – Вах и Кеть. К Енисею пририсуем Турухан и Кас слева, Нижнюю Тунгуску и Ангару (с Илимом) справа. К Лене – Вилюй слева, Алдан (с Маей), Олёкму и Витим – справа. Но много уже получилось, да? Хорошо, к Яне добавим еще Олдё (можно и Адычу, но много), К Индигирке – Селенях (слева) и Бадяриху (справа; справа же есть еще и Мома, но опущу, чтобы не загромождать карту), к Колыме –  Ожогину слева и Анюй справа. Какой Анюй? По-хорошему, и Большой, и Малый — движение было по обеим рекам, и связка с Анадырем есть тоже у обеих. Но карта крупная, сольются.Всё, хватит пока. Притоки – фиолетовые.

   Последним жестом добавим сюда притоки Амура, а также байкальскую Селенгу и реки Охотского моря. Тоже фиолетовым.

   Осталось самое последнее. Рисуем красными стрелочками проходы через Урал, а красными крестиками – "связки" рек. На случай, если вы пошли морем, сверху стоит большая красная стрелка, а Ямал перечеркнут красной линией. Эта линия – морской волок Мутная-Зеленая. Треугольник между Индигиркой и Охотой – бифуркация Делькю, уникальное географическое явление, благодаря которому можно пройти водой из Северного Ледовитого в Тихий океан. Но о бифуркации – чуть позже.

   Ну вот. Схема нарисована, и вы можете видеть, что вся территория Сибири связана реками и достаточно короткими переходами между ними. Которыми можно идти.

   Итак, вся Сибирь имеет вид территории, соединенной сеткой дорог, в которой есть «магистрали» –сверхреки, «подъездные пути» — широтные притоки, и ключевые точки - волоки из бассейна одной сверхреки в бассейн другой.

   Замечательное занятие, водить по карте фломастером и выискивать, где две речки сходятся на самое короткое расстояние… Где наука? Ну, не совсем фломастером, кисточкой в Microsoft Paint. Но, если серьезно, то для каждой красной линии или звездочки, которую я нарисовал, у меня есть документальное подтверждение того, что там было движение. Но  даже в этом случае нарисованы не все известные "звездочки".  Иначе звездочек было бы неизмеримо больше. И на бифуркации Делькю я поставил треугольник, ибо нет у меня (пока) документального подтверждения, что там было движение.

   Другой вопрос, которого я ждал бы, был бы такой: А что это я реки соединяю? Мы же про пути и маршруты? Конечно, там где реки широки и полноводны, сам Бог велел идти водой. И даже там, где реки узки, но все же равнинны, можно предположить наличие путей и волоков. А там, где они горные? Как вы собрались сплавляться по горному порожистому ручейку? А подниматься?

   Так я пока и не говорил, что мы смотрим на реки только с точки зрения движения водой. Конечно, ехать можно не только по реке в лодке; можно и верхом, и в повозке, и в оленьих нартах и даже на собачьей упряжке. Собственно, так оно и было. Кстати, я не оговорился, когда сказал про «ехать» в лодке. Термин «ходить» по воде, скорее, морской жаргон. Все те первопроходцы, которые описывали нарисованные мной на карте пути, писали, что они «сели в лодку и поехали». Правда, сами морские пути они называли не «путем», а «ходом». Но лингвистическая эквилибристика – не тема сегодняшнего разговора. Впрочем, еще о терминах. То, что мы занимаемся географией, то есть, беспристрастной объективной наукой, дает нам право не обращать внимания на разные «идеологические» и эмоциональные окраски тех или иных слов. С точки зрения географии за каждым термином стоит то, что это слово обозначает, и больше ничего. Поэтому если я буду говорить вдруг о «колонизации» Сибири вместо «освоения», а первопроходцев назову «колонизаторами» — не обвиняйте меня в, скажем, русофобии или «гнилом либерализме». Колонизатор – это тот, кто пришел на новое место и основал колонию. Всё. Кстати, у меня с этим случился казус – после лекции студентам Сыктывкарского университета о Пёзском волоке ко мне подошла преподаватель и сказала, что всё было очень здорово и интересно, только вот… «Можно один совет? Вы так часто в своей лекции говорили о Русском Севере и колонизации его русскими…» «Что с того?», — удивился я. «Ничего, наверное, все правильно. Но я, например, зырянка». Ну, вот потому и предупреждаю. Вообще, вопрос, конечно, серьезный, ибо многие термины, получившие эмоциональную окраску, стали менять свой смысл. Например, за словом «оккупация» стали видеть этаких монстров-захватчиков, пришедших убивать и измываться. Изначально же это просто ввод войск одного государства на территорию другого. И «оккупация» может оказаться и добровольной, и даже дружественной. Как оккупация армией США Исландии в годы Второй Мировой, по настоятельной просьбе последней, опасавшейся, что если этого не сделают США, то сделает Германия. Это такой экскурс, но я вспомню о нем, когда будем говорить о таких, имеющих к нам прямое отношение, понятиях, как «дань» и «ясак». Но к рекам и волокам.

   Понятно, что там, где река судоходна, проще идти водой. Но даже в этом случае не обязательно, и все зависит от того, что и как вы везете. И если вы везете конверт с донесением, то, возможно, вам проще и быстрее передвигаться «верховой ездой» даже там, где есть судоходная река. А вот необходимость везти, скажем, 200 пудов хлеба – задачка уже для другого транспорта. Поэтому, когда мы будем говорить о конкретных путях и конкретных волоках на них, мы будем начинать с того, что именно там везли. Но, в любом случае, река дает нам главное направление: вдоль берега лесной речки идти проще, чем через чащу (просек и санитарных рубок еще не было), а если речка болотная, то ее берега всяко суше, чем само болото. И, если по реке идет движение водой, то и берега ее начинают обустраиваться. Чуть позже посмотрим, как. И если речка горная, все равно подъем к перевалу идет, как правило, по самому пологому пути – в долине речки, — и только в самом конце вы подойдете к «взлету» на перевал. Горные туристы не дадут соврать – перевалы бывают и снежные, и ледовые, и осыпные, и скальные, — какие угодно. Но когда вы высаживаетесь из транспорта и выходите на маршрут, то в горном походе вы несколько дней топаете по тропинкам в долинах речек, чтобы в самом конце «взлететь» на перевал, а потом - «ссыпаться» в долину следующей речки, в нашем случае – соседнего бассейна. Так что от речек нам не уйти. Еще одна существенная деталь - у нас бывает зима. И вот тут-то и наступает счастье путешественника по местам, где нет шоссе и железных дорог. Скованная льдом река – идеальный путь для санного путешественника. Да и не только санного – значительная часть перевозок в той области, что лежит к северу от сегодняшних сибирских центров, и сейчас осуществляется по зимникам. И не только, кстати, в Сибири, на европейском севере сезонных дорог тоже немало. В общем, Дедушка Мороз здорово помогает людям в тех местах, где не может помочь Росавтодор.

   Всё, что я сказал, относится к местам со «сложным» рельефом, географическим или природным – там, где есть препятствия к движению в виде лесов, гор, болот. В степи, конечно, проложить путь проще посуху, да и вообще проще. Но об этом - в следующем очерке.

Продолжение следует.

Василий Киреев

Комментарии (2)

Собакен # 20 ноября 2018 в 19:53 0
Иконки "репост в жж" нет. С удовольствием бы накинул у себя.
kvas # 21 ноября 2018 в 00:19 0
Перепостим в ЖЖ. Поставим и иконку, но чуть позже.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2019
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.