Историко-географический обзор ВВП. Очерк шестой.«Как искать волоки?»

28 ноября 2018

 В начало (Очерк 1-й — Введение)

К предыдущему очерку (Очерк 5-й — "Реки Европы. Из варяг в греки")

Очерк 6. «Как искать волоки?»

                Действительно, с тем рельефом, который нам предоставила география, когда  основная масса территории равнинна и покрыта густыми лесами, а реки в своих верховьях маловодны, извилисты, и русла их постепенно собираются из огромного множества притоков, —  очень сложно определить, каким из них шло движение. Карта нам подсказала важнейшие направления и «магистрали». Конечно, можно дальше отодвинуть (но не отложить!) карту и заняться летописями, но, боюсь, тогда придется погрязнуть в архивах и забыть об экспедициях в кабинетной тиши. Только, как мы видели, архивы больше любят говорить о направлениях и не очень склонны описывать маршруты, предпочитая перечисление количества собольих шкурок. Сегодня мы посмотрим, какие подсказки в поиске конкретных мест волоков может еще нам дать карта. Должен вас предупредить, что в этом очерке придется скакать зайцами по всей нашей необъятной, ибо для каждой из подсказок мне хочется привести пример. Причем, пример, как очевидно подтверждающий подсказку, так и любопытный с точки зрения нашей темы. А примеры эти будут в разных местах. Но определенную логику в этих скачках я попробую соблюсти.

                Давайте смотреть на надписи на карте. Первое, что нам бросается в глаза, это то, что большинство рек на этих картах имеют необычное для нашего языка звучание. Действительно, именно рекам давались названия во времена, когда других объектов на картах (на местности, конечно, в те времена и карт-то не было) просто не было. Поэтому названия рек, а также озер и, зачастую, болот (где не коснулась рука торфоразработок) – самые древние. О топонимике рек и озер очень много спорят лингвисты, но сейчас нам важно только то, что они непривычны, поскольку даны на другом языке. Пока не важно, на каком: том или ином финно-угорском, балтском, ненецком – для нас это те названия, которые «были всегда», даже тогда, когда «нас» не было. С исключениями, конечно; но как раз исключения и будут для нас важны. Немного по-другому обстоят дела с названиями населенных пунктов: каждый новый состав населения или та или иная власть стремятся их назвать по-своему. Но значимая часть их, даже современных, все же отражает главную особенность места – то, ради чего этот город образовался или чему он обязан. И если Ленинск нам не говорит ни о чем, кроме незабываемого детства и юности, то Бокситогорск говорит о многом. А Тольятти – вообще просто кричит о том, что именно тут собираются самые передовые машины СССР и России, разработки итальянцев  середины 20-го века (шутка, конечно). Так что, если в названии населенного пункта окажется слово «волок» или его производная, значит, это к нам.  С этого и начнем.

1. Города, населенные пункты, реки, озера и болота, имеющие в своем названии слово «волок». Это – самый прямой и самой простой указатель на карте. Самые известные примеры названий таких мест  – города Волоколамск и Вышний Волочек.  Волоколамск, кстати, стоит по классической схеме в месте, удобном для острога (см 3-й очерк, дороги и остроги), в начале пути к волоку, но на сам волок есть другой указатель – р. Волошня.

С Вышним Волочком интереснее: он стоит практически у волока из Тверцы (Волжского басейна) в Цну бассейна Ильменя (т.е. Новгорода; умышленно сейчас не акцентирую на Волхове). Цна через 5 км после волока впадает в озеро Мстино, из которого вытекает река Мста. Сам волок тут изначально короткий (2,5 км), но потом, когда по этому пути стали проходить более тяжелые суда, их стали разгружать на Николо-Столбенской пристани (современный поселок Белый Омут, в 8 км выше по Тверце) и перевозить до пристани на Цне лошадьми. А потом и вовсе соединили каналом. Здесь мы влезаем в следующую тему – нескольких «ниток» путей по самому волоку для разного типа судов и грузов; рассмотрим это подробнее в теме устройства волоков следующих очерков. Как и устройство «бечевника» на Тверце.

Еще давайте обратим внимание на расстояния. Два или три километра для волока – очень хорошо. Но и десять приемлемо, когда волок обустроен. Перейдя волок, вы попадаете в Цну, спускаетесь по ней в озеро Мстино и дальше 450 километров спускаетесь вниз к самому Новгороду. Несмотря на то, что Вышний Волочек, считается, основан в 1437 (или 1471, есть разночтения), сам волок упомянут под 1196 годом в Московском летописном своде: «А Ярославъ княжа в Торжьку, и по волости тои и дани поима и по верхъ Мъсты за волоком дани поима». Татищев же видел упоминания и волока, и городка аж под 1135 годом, но где, не сказал. Но археологические объекты и находки вдоль Мсты говорят нам от том, что этот путь, из Волги в Новгород и далее, т.е., как элемент пути «из варяг в персы», существовал задолго до того, как это увидел Татищев.

                Я на карте не зря нарисовал еще одну стрелочку – в Шлину. Эта речка впадает в Цну слева и служит альтернативой. Абзацем ниже скажу, какой. Сейчас же остановим взгляд на прилагательном «Вышний». Значит, есть «Нижний»? Есть. Все дело в том, что на Мсте, в районе Боровичей, начинаются пороги, и весьма непростые – по классификации туристов-водников (у которых Мста пользуется заслуженной популярностью) – 2-3 категории сложности. Начиная от Опеченского посада, на 30-ти километровом участке река падает на 70 метров – больше, чем на всем остальном почти полутысячном пути. Что же до самих порогов – приведу цитату из описания маршрута туристов-водников: «За плавным поворотом вправо со стоячими валами около 1 метра следует резкий поворот налево, на котором река бьёт в отвесную скалу на правом берегу. В этом месте напротив скалы у левого берега — большая бочка, а валы по всей ширине реки имеют высоту 1,5 — 2 метра. Затем начинается ещё один плавный поворот направо со стоячими валами высотой 0,5 — 1 метр».  В общем, пройти подготовленному туристу там, конечно, не так сложно, но купается там, по моим наблюдениям, процентов 15 туристов. А купцу, идущему со своим товаром аж из Персии, каково? А вверх, если из Новгорода? Нет, часть путников идёт через пороги, но берёт себе проводника – лоцмана из Опеченского посада (снова об обслуживании), но часть идет обходным путем. На рисунке ниже он обозначен фиолетовым – реки Уверь, Удина, цепочка озер. И волок. Волок обозначен красными черточками, сама Мста – синим, пороги на ней – красным. А в красном овале – указатель. Волок. Так и называется эта деревня, просто Волок. Это и есть Нижний Волочек.

                Так вот, обещанная альтернатива. Еще в Вышнем Волочке вы можете решить не испытывать судьбу на Мстинских порогах. И тогда, после волока (вышнего) пойти не вниз по Цне, а вверх, и сразу свернуть направо в Шлину (тогда не было водохранилища, и Шлина впадала прямо в Цну). Этот путь приведет вас через волок в Явонь и Полу, которая в южной части Ильменя образует одну дельту с Ловатью. Новгород вы таким путем не обойдете, ибо там и стоит знаменитый городок на Маяте (через неширокий залив от устья Полы). Говорят (археологи), с 5-го века стоит. Да и путь этот не будет простым – Пола тоже изобилуют порогами и перекатами, правда, неопасными. Но проводить байдарку по камням замучаетесь. Зато волок там несложный, правда, без «указателей».

                Наличие альтернатив в путях – удивительное свойство географии, тот самый ее подарок. Но путника он все время ставит перед выбором: поднимаясь из Персии вверх по Волге, вам все время придется выбирать путь и принимать решения. (Кстати, не в этом ли источник «смекалистости» русских купцов – в наличии постоянных альтернатив и необходимости выбора?) И даже дойдя до Верхней Волги, вы окажетесь в раздумьях: поворачивать ли направо в Тверцу, или подниматься дальше по Волге вверх. На рисунке выше – смотрите – красная нитка «альтернативного» маршрута  проходит совсем рядом с Селигером, куда, собственно, и ведет Волга, вернее, ее Селижаровка. А из Селигера есть как минимум два пути в Новгородскую речную систему. А если в Селижаровку не повернете, то окажетесь в Верхневолжских озерах (Волго, Пено, Вселуг, Стерж), от которых совсем рядом до озера Охват, из которого вытекает Западная Двина. Между Волго и Охватом всего 10 км по прямой, а по озерам и протокам – всего пять. Так что, идя вверх по Волге, если "в варяги", вам сначала надо вообще решить, идти ли через Новгород, или ну его, и идти Западной Двиной. То есть,  выбрать между путями 1 (1А) и 2. И в этом случае выбор в пользу Новгорода не столь однозначен. Но это я снова «залез» в другую тему. Перед тем, как вылезти из нее и вернуться к «указателям», позволю себе пару ремарок. Если вы решите идти Западной Двиной, вы, конечно, избежите Новгорода, столицы словен и центра Ильменской водной системы. Но тогда вам предстоит пройти через Полоцк – столицу кривичей и центр Западнодвинской водной системы. Что ж, выбирайте. Но выбор вам предстоит сделать у первой развилки, где в Волгу впадает Тверца, ведущая в Вышний Волочек. И место это – Тверь. Так что, всего из-за одного прилагательного «вышний» мы нашли еще два ключевых города на нашей территории, Тверь и Полоцк. Но к указателям.

                Раз уж мы стали говорить о связке Волги с Западной Двиной, глянем туда. Между Верхневолжскими озерами и истоком Западной Двины – озером Охват – действительно небольшое расстояние, и действительно есть маленькие озера и протоки между ними. Но где шел путь? Смотрим на карту.

В то же озеро Охват, из которого вытекает Западная Двина, впадает река Волкота. А ее приток Заелинка (достаточно широкий) ведет в озеро Ордоникольское, из которого виден достаточно короткий путь в озеро Пнёво, связанное с Верхневолжскими озерами рекой Кудь. Если мы увеличим карту, то обнаружим на Пнёве-озере две деревни – Малая и Большая Переволока.

                Очень хочется, чтобы Волкота происходила от волока, а Переволоки указывали на его начало. Но вот тут надо быть очень осторожными: Волкота – не однозначное указание на волок, а Переволоки стоят по разные стороны озера, так что могут обозначать и перевоз. Да и сама схема волока (предыдущий рисунок) явно содержит указание на то, что пути этой «связки» могут быть иными и более короткими (красный пунктир). Так что я, конечно, отчаянно верю в «указатели», но тут они не столь очевидны. Хотя – очень похоже.

                Давайте смотреть дальше, и только очевидные вещи, памятуя, конечно, что может быть и подвох. Волкота, если подняться по ней выше, имеет очевидную связку с Сережей – притоком Куньи – Ловати Ильменской системы, так что, даже если волок в Волгу не там, Волкота все равно может происходить от волока. А спустившись по Западной Двине от Волкоты ниже, вы увидите речку Торопу, интерпретируемую, как главный путь из Ильменя в Западную Двину. Торопа имеет связки и с Сережей, и с Куньей (через приток Ока). Для дальнейшего удобства, давайте посмотрим на эти речки с другой стороны, со стороны Новгорода. В Ильмень с юга приходит Ловать, у нее есть правый приток – Кунья, а у Куньи – тоже правая река Сережа. Все три эти речки текут на север параллельно, и уже в низовьях впадают последовательно – Сережа в Кунью, а та – в Ловать. Из всех этих рек  в летописях есть только Ловать, но многие исследователи считают основным путем Сережу; а кое-кто вообще говорит, что Ловать нечего рассматривать, ибо не имеет она связей с Западной Двиной. Смотрим, не вступая в споры. Сначала на Кунью с Сережей.

                Но еще не пройдя середины пути по Кунье или по Сереже к волокам в Западную Двину, вы встретите указатели. На Кунье – деревню Волоковое, на Сереже – деревню Волок. Между этими пунктами просматривается волоковой путь, но, получается, соединяет он две реки, каждая из которых ведет к возможному основному волоку (тому или другому) в Западнодвинскую Торопу. Тут возможны два объяснения: эти пункты могли служить  указателями дальнейшего пути, каждого в отдельности,  по  мелководным выше (требующим «волока»)  Кунье и Сереже, а могли указывать на связку между ними, чтобы, например, идти в начале по более полноводной Кунье, а потом «перескочить» на более короткую Сережу или на более оборудованный волок из нее.

                Но вернемся на Ловать. Многие исследователи трактуют упоминание Ловати в «ПВЛ» («Повесть временных лет») просто как указание на то, что путь шел этой системой, а более мелкие Кунья и Сережа просто опущены летописцем, как мелкие подробности. В доказательство этого некоторые утверждают, что Ловать не связана с Западной Двиной.  Посмотрим, так ли это. Поднимаемся по Ловати. Тут нам предстоит пройти Великие Луки, древнейший город-крепость, известный с 1166 года, «город красивый местоположением, богатый и торговый, ключ древних южных владений Новгородской Державы» (Н.М. Карамзин, «История государства Российского»). Но 1166 – год, зафиксированный в летописи, как  время и место переговоров киевского князя Ростислава Мстиславовича с Новгородом. Сам город гораздо древнее, поселение «Городок на Ловати», в 3-х км от нынешних Великих Лук, датируется археологами 9-м веком. Поселение новгородское, хотя, практически уже в земле кривичей. Что там делала крепость, если не было движения? По легенде, Вещий Олег получил свое роковое предсказание именно тут. Что тут делал Олег, если не здесь шло движение? Да и не так много на Руси городов, получивших титул «Великий». Но идем по Ловати дальше, к самым верховьям. И в районе поселка Пруд, у автодороги Смоленск – Невель, обнаруживаем место, где Ловать очень близко подходит к цепочке озер (Ужное – Большие Глыши – Узмень). Через последнее протекает реке Усвяча – большой приток Западной Двины.  Смотрим, что находится между Ловатью и озерами.

Мало того, что болото между двумя системами носит название «Волочинский Мох», так  еще и канавка, проведенная по болоту между точками кратчайшего пути – Копанка. То есть, то, что прокопали. Здесь мы сталкиваемся с другого рода указателями – не только на то, что тут был волок, но  на то, каким он был. Это другой вид указателей топонимики, у нас он будет третьим. Самое интересное, что Усвяча ведет вас прямо на юг и впадает в Западную Двину в месте, куда с другой стороны впадает Каспля – прямой и кратчайший путь к Смоленску на Днепре (вернее, к Гнёздово, предтечи Смоленска). А на перекрестке – древнейший Сураж. (Кстати, мы встретимся с таким явлением, когда название занятых или завоеванных городов меняется на что-то древнее и значимое для завоевателей из их родных мест. Такого рода и Сурож – первоначальное русское название крымского Судака). Но снова к указателям. Вернемся к Ильменю и посмотрим на запад. Я уже упоминал Шелонь, ведущую в Лугу или в Великую и Нарву. Посмотрим, где связка Луги и Новгорода.

                Поднимитесь от Ильменя по Шелони и поверните в первый же ее крупный приток – Мшагу. А там, где Мшага делает крутой поворот на запад (мы против течения идем) прямой путь продолжает Киба. Она и подходит к местечку, где расстояние до Луги (уже довольно большой в этом месте) минимальное. Именно тут мы и видим прямые указатели: болото между Кибой и Лугой, как и прямая канавка по нему, носят название Новгородский Волочек. А точка выхода этой канавки к Луги – Малый Волочек. Раз есть малый, значит, есть и большой. И действительно, чуть ниже по Луге – деревня Большой Волок. Тут вообще замечательно расставленные указатели: мало того, что указан волок, дается указание еще и на наличие параллельного движения малых судов от Малого Волочка через Новгородский Волочек, и больших судов сухопутным волоком. А заодно – это очередное указание, кроме самой географии, на наличие существенного движения «из варяг» именно Лугой. Но это еще не то доказательство, которое я вам обещал, так что потерпите.

Мест с таким указанием – на слово «Волок» или его производные – достаточно много, поэтому давайте дальше ретроспективно по разным другим частям суши и по тем местам, что содержат и другие «указатели», о которых речь пойдет ниже.

                На знаменитейшем Вымском Волоке (из Северной Двины Вычегдой и Вымью в реку Шомвукву, волок в р.Ухту и далее по Ухте до Ижмы и Ижмой в Печору), в месте выхода волока на Ухту – деревня Переволок.

                Таймыр. Волочанка (и река и поселок) на пути из Пясины (Дудыпта и Авам) в Хету (Тагинарка – Волочанка).

Чечуйский волок из Нижней Тунгуски в Лену обозначен поселком Подволошино.

Замечательный Щугорский Волок (через Урал; соединяет Печору в европейской части с Обью в азиатской печорскими Щугором и Волоковкой  и обскими Сёртыньей – Ляпиным и Северной Сосьвой).

На этом я, пожалуй, остановлюсь с первым и очевидным указателем на волоки – самим словом «волок» в названиях объектов. Но останусь на уральской Волоковке (кстати, дающей альтернативу – переход в Волью, ведущую в Северную Сосьву мимо Ляпина; этот путь требует еще изучения). Здесь же, у Волоковки, мы находим другой тип указателей; не столь очевидный, но тем более интересный.

2. Географические объекты (реки), имеющие отличный язык наименования от окружающего массового языка в конкретном месте волока. Или реки, по которым идет движение, имеют двойное наименование, местное историческое и русское.

                На примере Щугорского волока это выглядит так: поднимаясь вверх по Щугору, на карте вы видите только вогульские названия рек, но до того момента, пока не подойдете к зоне непосредственного начала волока. И сразу увидите речку Глубник, потом – Торговую, и уже затем – Волоковку. Причем, если две последние имеют двойное название (русское название дублирует вогульское), то у Глубника сохранилось только русское. И если Торговая и Волоковка указывают на, соответственно, торг и волок, то Глубник нам долго не давал покоя. При обсуждении вопроса о происхождении такого названия, научное подразделение национального парка «Югыд Ва», на территории которого это находится, подтолкнуло нас искать корни в поморской говоре – северном диалекте,  на котором говорят жители северо-восточных районов Архангельской области. И от них пришла удивительная подсказка: Глубник – имя собственное в Мезени, название морского фарватера, ведущего на северо-запад, к выходу в Белое море. Глубник – указатель пути из Мезени к другим поморским центрам – Холмогорам (потом – Архангельску), пути «домой». Так и уральский Глубник играет ту же роль – указывает начало пути на северо-запад, домой. Так что, этот указатель указал нам не только на наличие пути, но и на то, что названия объектам по нему давали поморы.

Такую же картину мы видим на морском волоке через Ямал: Реки, по которым идет движение, имеют как русское (Мутная – Зеленая), так и самоедское (Се-Яха или Сёяха) названия. Давайте Сёяху тоже запомним – пригодится для следующих указателей.

Таких указаний на то, что было движение, достаточно много на Севере и в Сибири: приток Индигирки Бадяриха принимает справа реку Камчатка, названную так, как считается, по имени Ивана Иванова Камчатого (к открытию полуострова Камчатка история Ивана Камчатого стала легендой ительменов о славном воине Кончате, по которой полуостров и был назван). На близкое расстояние к верховьям индигирской Камчатки подходит колымский приток Ожогина. Все это составляет путь с Индигирки на Колыму волоком из Камчатки в Ожогину.

Да и сами Тунгуски, главные наши реки-пути на восток от Енисея – Нижняя и Верхняя (Ангара) – не того же ли свойства? Но самый замечательный пример – на Мангазейском волоке (из Мангазеи в Новую Мангазею – Туруханск). Среди всех названий там явно выделяется Русская река – основной элемент пути от волока до Турухана.

3. Русские названия на волоках, указывающие на элемент устройства волока или характер движения по нему. С одним из таких указателей мы столкнулись уже на Ловати – помните канаву или ручей Копанка? Такого же свойства и речка Рубиха, вытекающая на Пёзском волоке (соединяющем Мезень с Печорой посредством Пёзы и Рочуги со стороны Мезени, Чирки и Цильмы со стороны Печоры) из Волоковых озер и впадающая в Чирку. Рубиха, поскольку ее надо рубить от кустов. И это снова вариант, когда путь по волоку делится на узкий речной для маленьких судов, и сухопутный (в данном случае – болотный) для больших, от озер напрямую в Чирку.

На морском волоке Чижа – Чёша через Канин Нос это Парусные озера (Большое и Малые) и протока Проходница.

 

 

На Таймырском волоке (там, где Волочанка) – Баржевое озеро.

Но хватит о русских названиях, давайте к исконным. Это еще интереснее: если мы найдем указатели в изначальной топонимике, то это будет означать то, что движение по ним было в те времена, когда эти названия еще только давали, то есть, до прихода славян (или руссов). И мы их найдем.

4. Реки, соединенные волоком в один путь, имеют одно и то же название. В этом случае следует считать, что название дано не той или иной реке, но именно самому пути, который составляют эти реки. Одно из таких названий – Сёяха – я уже просил вас запомнить; очевидно, о речной «связке» омывающих Ямал морей самоеды знали до того, как русские придумали Мутную и Зелёную. Но самым интересным и важным примером будет для нас другой: Нерль. Эти реки с одним названием составляют один путь – тот самый, в начале которого, как маяк, стоит потрясающий своей простотой, красивейший Храм Покрова на Нерли. Так и слышится разговор двух купцов из Новгорода, пришедших во Владимир: «Ты как шел? – Так, Нерлью же!» (фото Алексей Сладкопевцев)

Клязьминская Нерль, что начинается в болотах к северу от Переславля-Залесского, ближе всего подходит к Плещееву озеру у села Городище – того самого места, где стоял город Клещин, предтеча Переславля-Залесского, упомянутый в «ПВЛ»: «На Белеозере седять Весь, а на Ростовьском озере Меря, а на Клещине озере Меря же… А се суть инии языци, иже дань дають Руси». Мало того, что Клещин упомянут среди первоначальных городов, уже существовавших к моменту нашей «УП» (начала уверенной памяти – очерк 1), так еще и указано, что это мерянский, финно-угорский город. И стоит он на волоке в Плещеево (Клещино) озеро. А из этого озера вытекает Векса, которая через пару километров от истока приобретает имя Нерль. Волжская Нерль, приходящая в Волгу чуть выше Калязина и ниже Твери, открывающей пути, описанные в первых абзацах этого обзора. А Клязминская Нерль бежит к Храму мимо Суздаля и Владимира, если вниз, или наоборот, к своим верховьям, где просматривается связка с Сарой – рекой, впадающей в озеро Неро, на котором – Ростов Великий, связанный с Ярославлем на Волге Которослью. Предвестник Ростова Великого (как Клещин у Переславля) – Сарское Городище, аккурат у места впадения Сары в озеро. Кстати, на волоке из Нерли к Плещееву озеру – еще два указателя: урочище Волкуша и село Княжево.

               

И все это – на земле мерян, когда они еще только давали свои имена рекам. То есть, славян еще не было, а пути уже были.

Таких «парных» названий достаточно много на Русском севере (лучше, в Заволочье, у поморов), смотрите:

                Речка Ёжуга (пинежская), впадающая в Пинегу у красивейшего, но сильно разрушенного Чикинского Погоста, в среднем течении приведет вас в Еюгу, волок из которой ведет в ручей Колодливый, приток … снова Ёжуги, только Мезенской. Вдоль этого пути будет проложена знаменитая Тайбола – предвестник Печорского тракта, санно-вьючный путь через тайгу в Усть-Вашку (Лешуконское) на Мезени. Но если вы пойдете водой выше по Ёжуге, то она в своих верховьях встретится с третьей Ёжугой – Зырянской, впадающей в мезенский приток – Вашку. Вот вам два пути из Пинеги (а, значит, Северной Двины) в Мезень. И оба они – Ёжуги.

                Но и это еще не всё. Поднимайтесь теперь по Мезени от Усть-Вашки вверх и смотрите налево. У поселка Вожгора вы встретите правый приток Мезени – Пижму. Вернее, Мезенскую Пижму, потому что подъем по ней в верховья приведет вас к удивительному месту: на протяжении нескольких километров в непосредственной близости друг от друга с севера на юг будут течь две Пижмы – Мезенская и Печорская. А потом, словно поссорившись, они отвернутся друг от друга, и мезенская побежит к себе в Мезень, а печорская к себе в Печору у Усть-Цильмы.

(штрихи показывают альтернативу – Мылой).

                Так что вот вам еще один – третий, наряду с Пёзским и Вымским волоками, путь из Северной Двины в Печору. И этот путь обозначен тогда, когда названия рекам только давались. Так что не стоит при рассмотрении движения сбрасывать со счетов местное, финно-угорское население – и города они строили, и по путям ходили. Поэтому, когда мы с вами будем говорить о северных путях, мы просто обязаны будем говорить о путях Заволочья, Малой и Великой Перми. Ну, и Биармии, конечно. Перечислить все такие пути — достаточно долгая задачка, поэтому остановимся. Хотя нет, еще один пример, очень важный. Это путь Мылвами – Северной (Печорской) и Южной (Вычегодской).

                Этот путь также соединял Северную Двину с Печорой, но в Печору он приходил гораздо южнее, в ее верхнее течение, в непосредственной близости от уральских проходов в Обь, -  рек Щугор и Илыч.

5. Следующий указатель – модификация предыдущего, когда речки из связки имеют не одно и то же, но схожие названия, различающиеся лишь слегка – одной буквой или звуком.  На севере такого свойства реки Покшеньга и Пукшеньга, составляющие связку пути от Северной Двины к Пинеге. Пинега и так связана с Северной Двиной, удивитесь вы, что же ее волоком связывать? Очень просто: во-первых, Пинега делает широкую дугу, а Покшеньга с Пукшеньгой текут напрямую. Во-вторых, у места впадения Северной Двины всегда есть крепость – Холмогоры, а до того – Ивани-погост; место ключевое, так что и до славян там должна была бы быть крепость или городище. Хорошо бы ее обойти, дабы не платить лишней десятины с товара. Кроме того, Пукшеньга впадает в Северную Двину прямо напротив реки Емцы, а это – путь, ведущий в Онегу. Так что, если с Онеги, то Пукшеньга продолжает ваш путь по прямой. Ну и в-третьих, сама связь Покшеньги и Пукшеньги проста, с достаточно коротким волоком у озера Подволоцкое. Правда, речки мелки и порожисты.

                Этот вариант также распространен на севере; самый замечательный пример – знаменитый Красный волок, ведший из новгородского «концентратора» путей – Белозера – в Онегу-реку. На Белозере я остановлюсь очень подробно, когда будем рассматривать пути из Заволочья и Перми, но этот волок покажу вам тут, поскольку он содержит целый ряд указателей, в том числе и следующий в нашем списке — шестой.

                Начинался этот путь из Белого озера по речке Ухтомке, впадающей в озеро с востока, в 10 километрах от выхода в озеро теперешнего Волго-Балтийского канала. Если представить себе, что нет сейчас этого канала, то исток Шексны окажется в районе Крохино (где сейчас из воды высится замечательная  церковь Рождества Христова, окончательно погибнуть которой не дают волонтеры-добровольцы). А старый город Белоозеро Синеуса надо искать в 2,5 км севернее истока Шексны – там находится сейчас урочище «Старый город», сожженный новгородцами после эпидемии чумы в 1352-м году и перенесенный на сегодняшнее место. Путь Шексной в Волгу – без сомнения, основной; на север же он продолжался Ухтомкой (один из вариантов) и контролировался старым Белоозером,  благо, город совсем рядом. Путь вверх по Ухтомке приводил к ее истоку из Волоцкого Озера, на котором, у истока, находим село Поповка-Волоцкая, а на противоположном берегу этого озера находим место короткого волока в озеро Долгое, из которого вытекает речка Ухтомица, сначала Малая, а потом – просто Ухтомица, ведущая в озеро Воже через реку Модлона. Озеро Воже выпускает на север Свидь, которая, пройдя через озеро Лача и становится у Каргополя рекой Онегой, ведущей в Белое море (или Емцой в Северную Двину). У места волока на Волоцком озере – деревня Волок. Таким образом, На Красном Волоке мы видим три прямых указателя (первого типа), а сам путь – Ухтомский – служит указателем пятого типа. Так что «… а возити им по-прежнему старым волоком Ухтомою рекою, да в Пертоозеро через Красной Волочек, да в Ухтому, а Ухтомою рекою к Белуозеру» (Духовная грамота Дмитрия Донского, 1389).

Этот путь дает нам еще один, шестой тип указателей. По мнению А.В. Галанина, само слово Ухтома переводится с саамского (финно-угорского), как путь к волоку.  Но, чтобы закончить с пятым, упомяну еще одно забавное предположение, сделанное А.В. Патрикеевым («Названия древних волоков»). Известный путь из Москвы-реки московской Истрой и волжской Сестрой он предлагает считать видоизмененным, где «Сестра» — трансформированное название более древнего – «Систра». Тогда бы и этот путь получил бы указатель. Но так ли это – вопрос к лингвистам.

6. Изначальное (финно-угорское, самоедское или иное) название реки, озера или места переводится как что-то, что указывает на волок, путь или особенности движения. Это самый сложный указатель и самый противоречивый: во-первых, надо знать эти языки, причем, желательно на уровне лингвистов (уровень «Бог»), чтобы уметь в названиях выделить особенности движения. Во-вторых, будучи увлеченными поиском, можно легко скатиться к «задорновщине» (Михаил Николаевич, простите, но ведь  «о мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды»), когда в любом звукосочетании находится искомый смысл… Так что, «Ухтому» оставим лингвистам; тем не менее, есть и прямые примеры таких указателей.

Таймырский волок помните? Где Волочанка и Баржевое озеро? Путь от Баржевого озера в реку Волочанку идет по реке Тагинарке. «Тахынар» с долганского – волок. Второй указатель найдем на Ямальском морском волоке, где Сёяхи и где «Мутная – Зеленая». Волок тут проходит по короткому водоразделу между озерами  Нёя-То и Ямбу-То. Озеро, обведенное кружочком, на моей карте не подписано. Но называется оно Луци–хамо–То.

А переводится Луци–хамо–То с ненецкого, как «озеро, где погибли русские».

Что ж, теперь мы научились находить волоки на карте. В следующем очерке мы посмотрим, как были устроены волоки, а также подходы к ним, и что представляли собой идущие по ним суда. Так что продолжение следует.

Василий Киреев

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2018
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.