Историко-географический обзор ВВП. Очерк пятый. Реки Европы. «Из варяг в греки».

24 ноября 2018

 Очерк пятый. Реки Европы. «Из варяг в греки».

В начало (1-й очерк. Введение)

В предыдущий очерк (4-й очерк. Движение Москвитина. Часть 2)

1. Реки Европы.

                Итак, мы с вами в Европе и в конце 1 тысячелетия.  Вы правильно догадались, сейчас я возьму фломастер и начну обводить крупнейшие европейские реки и их притоки. Но, для начала, давайте как-то ограничим территорию нашего рассмотрения: Европа слишком велика. И первое замечание. Несмотря на то, что мы рассматриваем водно-волоковые пути Руси, нам придется залезть в сопредельные страны. Тут нет никакого злого умысла, мы же на первое место поставили географию, которой всё равно не только то, кто проживает на предоставленной ею территории, но и то, как люди провели границы, если только они не совпали с географическими. Ну, так давайте ограничим территорию нашего рассмотрения именно географическими границами - горными системами.

Ограничить не сильно получилось, да? Ну, тогда и не ругайтесь, когда я буду «залезать» в своем рассмотрении на территории других суверенных государств. И тут дело не только в том, что Древняя Русь является «праматерью»  (по крайней мере, одной из) сразу нескольких суверенных сейчас государств. По большому счету, Древнюю Русь надо считать именно прародительницей; вряд ли стоит считать современную Россию прямым ее продолжением, как и современную Украину и современную Белоруссию. Примерно так же, как болгары считают своей прародительницей Великую Булгарию Причерноморских степей (а Волжскую Булгарию, прародительницу современных Татарии и Чувашии – двоюродной тёткой), а венгры – Югру. Но дело еще и в том, что нам придется залезть и в Польшу (а немного и в Германию), и в Прибалтику, и в Финляндию. Но, повторюсь, никакой политики тут нет, только география. Из рисунка вы видите, что никакой физической границы на северо-западе попросту нет; на юго-западе она открыта Нижнедунайской низменностью, на востоке – Уральские горы, но и они имеют, как мы видели раньше, проходы. Надежно закрытый, казалось бы, Кавказскими горами юг обходится морем. Но ограничивать себя таки надо. Давайте, помня о том, что мы из леса, проведем тут границу лесостепей и степей.

(Из учебника по «окружающему миру»). Совместив эти два рисунка, получим нечто такое:

По степям, как мы видим, в широтном направлении открыто вообще всё, и путей там можно нарисовать массу. Но мы всё же из леса, так что давайте ограничим себя теми путями, что по лесу и проходят. А это реки. Чтобы не загромождать рисунок, я горы и границы леса и степи сотру: оставим их в уме – для памяти.

                Перед тем, как начать рисовать реки, давайте посетим Стрелку Васильевского Острова в Санкт-Петербурге, где стоят Ростральные Колонны -

— невероятно красивый памятник, возведенный в 1810 году по проекту французского архитектора Тома де Томона. У подножия колонн расположены две мужские и две женские фигуры, которые, согласно распространенной гипотезе, аллегорически представляют великие реки России: у северной колонны — Волга и Днепр, у южной — Нева и Волхов. Впрочем, сам Тома де Томон писал: «база каждой колонны украшена огромными фигурами, которые символизируют божества моря и коммерции», так что это просто легенда, придуманная горожанами, и она так красива и органична, что совсем не хочется протестовать против включения ее в учебники истории в качестве факта.

Давайте эти четыре реки и нарисуем сначала.

Сразу бросилось в глаза, что эти реки несколько неравнозначны по протяженности; но и отличие от Сибири существенное – они бегут из центра (Волхов с Невой – последовательно) в разные бассейны. Днепр и Волга – явные Сверхреки в нашей «сибирской» терминологии. Нева и Волхов – нет. Давайте дальше рисовать. Нарисуем теперь их притоки. Для Волги – Оку и Каму – также очень большие реки. А в верхнем течении нам понадобятся Тверца и Шексна. Для Днепра – Десну (с Сеймом и Свапой) слева (орографически, т.е. по течению), Припять – справа. Рисую красным. Волхов и озеро Ильмень надо рассматривать на более подробной карте, но все же нарисую последовательно и там реки, обходя Ильмень от Новгорода по часовой стрелке – Мста, Ловать ( и Пола, она впадает в Ловать вблизи устья справа), Шелонь. Чуть потоньше красным. К Неве же добавлю Свирь – реку, соединяющую Онежское озеро с Ладожским.

Но четыре реки на Ростральных Колоннах – не все основные реки исторического движения. Сюда надо добавить еще реки Балтийского моря –  Лугу, Нарву (с Великой), Западную Двину, Неман. Также синим. Еще нам потребуются «заграничные» реки – Висла, Одер и Эльба. Тоже пусть будут синими. В Черном море нам потребуются Дунай и Днестр на западе, Дон – на востоке. Они тоже пусть будут синими; Дунай я нарисую с «красной» Моравой, А Вислу – с «красным» же Бугом. 

Последним рисунком черным цветом я добавлю реки бассейна Северного Ледовитого океана, последовательно с запада на восток: Онегу, Северную Двину (с Сухоной, это сверхрека!) с притоками Вычегдой и Пинегой, Мезень и Печору с притоками Усой справа и Ижмой слева. Все притоки – красные.

     Смотрим, что получилось. Я не буду, по примеру Сибири, ставить сейчас крестики – их было бы очень много во-первых, а во-вторых, карта слишком мелкая; для прецизионной расстановки крестиков надо смотреть и притоки этих рек. А их много: только из Ильменя – Ловати в Западную Двину я насчитал семь возможных вариантов движения, а из Западной Двины в Днепр – минимум четыре. Как и из Волги в Ильмень. Некоторые из этих путей мы подробно рассмотрим, когда поймем, что и куда надо везти. Нам важно сейчас другое: эта территория снова покрыта сеткой дорог, причем эта сетка имеет «выходы вовне» во все четыре стороны света. И три из этих сторон имеют свойство центров торговли, а четвертая – северная и северо-восточная сторона – источника объекта торговли, пушнины, что ценится в остальных трех. На самом деле, не только пушнины, там будут товары, возможно, и более (по крайней мере, не менее) ценные. Второе, что нам интересно – в этой сетке есть явные «концентраторы» путей. Давайте нарисуем и то, и другое. Концентраторы – желтыми овалами, а центры торговли (или поставки товара) – красными. А черным я обведу Киев: он играет тут роль не концентратора связей —  волоков, а концентратора «выхода», слияния разных путей в одну точку.

                А теперь давайте поймем, пока только из географии, какие «перекрестные» маршруты между центрами торговли могут идти транзитом по нашей территории. Но начнем с «исторического»  пути «из варяг в греки», вокруг которого, как считают учебники, и сложилось Древнерусское государство.

2. «Из варяг в греки».

                Итак, вы на острове Готланд (а это же центр торговли! Ну, или в Бирке, что в окрестностях нынешнего Стокгольма), и вам «втемяшилось»  пойти в греки, в Константинополь. Из карты видим аж четыре пути (кроме морского):

1. Этот путь описан в учебниках, как основа нашего государства… Невой – Волховом – Ловатью, волок в Западную Двинуволок в Днепр – Днепром и Черным морем в Константинополь. Путь самый длинный; на пути – Невский и Волховские пороги, пороги на мелкой Ловати, два не самых простых волока. И этот путь существенно длиннее остальных. Кроме того, морская часть по Балтике тут самая длинная, да еще и Ладожское озеро, крайне неспокойное и коварное, надо пересекать как раз по южной части, куда нагоняются северными ветрами штормовые волны.

1А. Путь Невой и Волховом можно срезать, избежав и Волховских порогов, и Ладоги, и бесконечного Финского залива. Это путь Лугой и Шелонью, ведущий в  Ильмень у Новгорода. И короче он примерно на 170, км, но он содержит еще один волок. На самом деле, у меня есть доказательство того, что этот путь использовался больше, чем Волхов – Нева, но это позже, и как элемент другого пути.

2. Западной Двиной - волок в Днепр (например, через Касплю); по Днепру – в Черное море и Константинополь. Путь убирает один лишний волок и, по отношению к первому, он  короче на 1000 км; при общей длине пути в 3-4 тысячи, согласитесь, серьёзная величина.

3. Вислой и Западным Бугом до волока в Припять. Припятью до Днепра, дальше – так же, как в первых двух. Путь самый короткий, а волок Буг-Припять – болотный и, по обустройству,  - самый простой. Путь короче 2-го на 200 км, а 1-го – на 1200.

4. По Одеру поднимаетесь до чешской Остравы, у которой переходите трехкилометровый волок в в Бечву, приток Моравы. Моравой спускаетесь к Дунаю между Братиславой и Веной. Дунаем спускаетесь к Черному морю, откуда  - прямой путь в Константинополь. Этот путь длиннее на 500 км третьего и на 300 – 2-го. Кроме того, верховья Одера и Моравы находятся в гористой местности, и часть пути, да и волок, там сложнее. Но сам волок – короткий. Зато у этого пути есть три преимущества перед первыми тремя: во-первых, он минует Днепровские пороги. Спускаться по ним непросто, а подниматься – еще сложнее. Во-вторых, Днепровские пороги и ниже  – это страшная степь, кишащая «хищниками» — степняками. А в-третьих, он вдвое сокращает путь по Черному морю. А у моря этого есть особенность, яхтсмены не дадут соврать, – береговое течение. И направлено оно на юг.

А это значит, что до Константинополя вы дойдете, а вот обратно вам придется грести против течения или ждать попутного ветра, ибо паруса у вас прямые, а суда не имеют сертификата на плавание в открытом море; они предназначены для каботажного (вдоль берега)  плавания. (Ах да, мы о судах не говорили еще. Поговорим как-нибудь). Кроме того, это самый древний из описанных нами путей; у римлян он назывался «Янтарной Дорогой». А балтийский янтарь, как известно, найден даже в гробницах египетских фараонов. Правда, от Балтики до Рима этим путем идти короче, чем до Византии.

                А теперь скажите мне, пожалуйста, как бы вы пошли в греки из варяг? Знаете, я б пошел туда третьим путем, ну, или на худой конец, вторым. А назад вернулся бы четвертым. Опять же, четвертый прикольнее – там и Белград по пути, и Будапешт, и Братислава с Остравой. А каньон Железные Ворота на Дунае, между Сербией и Румынией – вообще красотища, что твой фьорд. И крепости старинные по берегам.  

                Это совсем не значит, что 1-го или 1А пути не было; и у нас иногда «зависает» навигатор, да и, бывает, из любопытства «вильнуть» хочется. Но так, чтобы такой «крюк» стал основой государства, а транзит товаров по нему – основой его благосостояния – простите, не поверю. Но и на товары нам тоже стоит посмотреть. Перед тем, как все это сделать, давайте извлечем из рисунка этих путей всю полезную информацию (предыдущий, перед морем, рисунок). Там красными овалами я обозначил ключевые точки путей – Готланд и Византия как точки старта и финиша, Новгород и Киев – как основные города, известные из летописи, на пути. И сразу нам видно, что Новгород оказался в стороне от основных маршрутов, а вот Киев – совершенно ключевая точка: три из четырех путей ведут через него. Забегая вперед, скажу еще, что в Киев приходит еще один путь – из верховьев Оки есть переход (волок!) в Свапу. Свапа и Ока вытекают из одного и того же болота;

Свапа ведет в Сейм, на котором стоят Рыльск и Путивль, и который приводит в Десну в 90 километрах выше Чернигова. Вас же удивляла в детстве былина об Илье Муромце? «Из того лито из города из Муромля, из того села да с Карачарова выезжал удаленький дородный добрый молодец; он стоял заутреню во Муромли, а и к обеденке поспеть хотел он в стольный Киев – град, да и подъехал он ко славному ко городу к Чернигову». От Мурома до Чернигова – 842 км по прямой, да через леса, кишащие соловьями-разбойниками, так что, отстояв заутреню, к обедне можно успеть только на самолете, да и то не на всяком. Оставим за скобками скоростные качества Ильи, но этот путь – прямая дорога из Владимирской Руси в Киев. И приводит она Десной к месту, чуть ниже по Днепру от Припяти, куда приходит наш третий путь из варяг. Аккурат напротив впадения Десны и стоит Киевский Вышгород, а сразу за ним начинаются предместья Киева. Так что Киев, получается, контролировал три из четырех путей из варяг, да плюс еще путь из северо-восточной Руси, оттуда, где Владимир, Суздаль, Рязань, Ростов. Да и наша критика варяжского транзита через Новгород совсем не означает, что сам Новгород не генерировал товарный поток «в греки» или не служил транзитной точкой другого, не варяжского, потока, например, «Пермско-Югорского», или «Заволоцкого», снова ведущего через Киев. 

                Тут самое время вспомнить о нашей «памяти» (простите каламбур) – «Повести временных лет» («ПВЛ»). Говоря об истории Киева, первоначальный летописец приводит легенду о его основании, ту, где три брата, Кий, Щек и Хорив, и сестра их Лыбедь.  Причем летописец приводит сразу две версии этой легенды – и ту, что называет Кия князем, и ту, что считает его перевозчиком через Днепр. И даже пускается в критику второй в пользу первой: «Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев». Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил». (Здесь и далее «ПВЛ» дана в  переводе Д.С. Лихачева). Но в этих версиях легенды нет противоречия, смотрите: пути с севера, востока и запада стеклись в Киев; а дальше, по пути Днепром в Царьград, вы почти сразу попадаете в степь, уже на территории которой надо проходить сложные Днепровские пороги. Вот тут вам и потребуется «перевозчик» — сопровождение, которое и по порогам проведет, и от степняков оборонит. Киевская княжеская дружина. Она, конечно же, возьмет с вас за это плату, но взамен, кроме «вожей» и охраны, может предоставить вам и транспорт, более подходящий для плавания по широкой реке и морю. Подтверждение, что так и было, находим у Константина Багрянородного – византийского императора середины 10-века. Приведу его в пересказе В.В. Мавродина («Начало мореходства на Руси») – уж больно красочно: «С наступлением ноября князь «со всеми руссами» выходит из Киева и отправляется в полюдье в земли подвластных славянских племен, платящих ему дань. Всю зиму они проводят в полюдье, а в апреле, когда растает лед на Днепре, возвращаются в Киев. В глухих дремучих лесах данники-славяне в течение зимы рубят огромные деревья и, наспех их обстругав, опускают на воду. С наступлением весны такие примитивные лодки однодеревки спускаются к Днепру. У Киева славяне пристают со своими челнами к берегу и продают их русам. Грубо обработанная колода обшивается бортами, оснащается веслами, уключинами, мачтами, и вот она уже готова в далекий путь. В нее грузится все, что добыто в течение зимнего полюдья путем сбора дани, поборов, грабежа и торговли: ценные меха, шкуры, мед, воск и рабы. В июне русы двигаются вниз по течению Днепра, некоторое время поджидают у Витичева отставших, а через два-три дня пускаются всем караваном в далекое путешествие. Они проходят пороги, где часто поджидают русских купцов алчные и воинственные печенеги, и особенно опасными в этом отношении считаются Неясыть и Крарийская переправа. Приходится выходить на берег, оставляя вещи в однодеревках и, осторожно прощупывая ногами дно, толкать лодьи шестами. У Неясыти к тому же приходится часть людей выделять для охраны каравана от внезапного налета хищных кочевников-печенегов».

                Так что Кий – одновременно и князь, и «перевозчик», обеспечивающий движение от Киева дальше, вниз по Днепру. Конечно, Кий княжил и перевозил (если он всё-таки был) задолго до Багрянородного, но в географии же с тех пор ничего не поменялось? Так что Киев – самое что ни на есть ключевое место, а Кий, конечно, перевозчик. Только не через Днепр, а по Днепру, потому и князь.

                Вернемся к карте путей «из варяг в греки». Внизу, там, где сходятся все пути, черным овалом я обозначил еще одну точку – устье Дуная. Если уж задаться целью контролировать все пути в Царьград – то это надо делать именно там. Но читаем дальше «ПВЛ» о Кие: «Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то – Киевец». Как вам подсказка географии? Самое интересное, что легендарная история основания Киевца на Дунае повторилась потом во время княжения вполне себе летописного князя Святослава Игоревича, сына княгини Ольги и отца будущего крестителя Руси – Св. Владимира: «В год 6477 (969). Сказал Святослав матери своей и боярам своим: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли – золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы»». В обоих этих местах – и у Багрянородного, и у первоначального летописца, кстати, есть и перечень товаров для торговли, что будет для нас очень важно, но ни там, ни там, нет товаров из земли варяжской. Более того, товары из Руси достаточно значимы, что говорит о том, что не транзитом единым она живет в этот момент. Но, согласитесь, географическая подсказка имеет  очевидное летописное подтверждение – Переяславец-на-Дунае повторяется вслед за Киевцем, а вместе с ними и вся легенда о Кие перестает быть совсем уж мифом.

                Так, а что же мы тогда «циклимся», вслед за первоначальным летописцем, на пути из варяг в греки? Если все источники, за исключением «ПВЛ», указывают нам на то, что основными путями были другие пути, в которых  и Новгород начинает играть свою роль? Из рисунка путей и центров в конце первой части этого очерка очевидно, что основным центром, самым важным и богатым, на данном рисунке является правый нижний – Персия, связанная караванными путями и с Багдадом, и с Бухарой, и с Индией, и с Китаем, откуда можно везти все, что угодно, включая дешевую китайскую электронику и ширпотреб (ой, простите, шелка, конечно). Да, дорогие историки, не ругайтесь на Персию и не ищите подвоха или путаницы в паре персы – арабы, ибо все это в то время – территория Арабского Халифата. Мне удобнее точку на карте называть Персией, а жителей тех территорий – арабами.  И транзит из Персии в Скандинавию через Русь и обратно (по диагонали) не просто самый короткий, но, фактически, единственный. А перечень товаров говорит нам о том, что и самый верхний «центр» — источник северной торговли, нам нужно включать в рассмотрение в первую очередь, именно потому, что самое ценное, что везется из Руси – меха, а их источник – там. Но не только меха; на севере есть еще один товар, имеющий несомненную ценность для всех трех остальных центров торговли. Это – продукты переработки морского зверя, добываемого как раз в северных морях. И, в первую очередь, ворвань. О ее важности и значении мы поговорим, когда детально посмотрим на устройство волоков, пока – поверьте. Так что, хотим мы того или нет, но для транзита нам надо рассматривать пути «Заволочье, Пермь и Югра» — «Персия», «Заволочье, Пермь и Югра» — «Византия» и «Скадинавия» — «Персия». Два последних просто не могут пройти мимо территории Руси, третий обязательно «зацепит» Новгород или его земли,  а первый и последний используют для своего движения Волгу – самую большую, самую главную реку, наш символ, который первоначальный летописец зачем-то выкинул. В «ПВЛ» есть только одно упоминание походов русских на восток – того самого Святослава Игоревича на хазар; арабские источники же этими походами пестрят. Эти источники мы рассмотрим подробно, вместе с путями; пока же отметим важную информацию из них. Арабы указывают на три центра славянской территории: «Русы. Их три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он (город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийа, и (третья) группа их, называемая ал-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе». («Книга путей и стран», 9-й век). Тот же источник говорит нам о том, что из этих трех центров самым главным является ас-Славия; Арсания же исключительно закрыта – чужестранцев туда просто не пускают, а проникших – убивают. И торгуют они не сами, а поручают это жителям Куябы. Ас-Славия идентифицируется нами из контекста, как Новгород; Куяба – однозначный Киев. Над Арсанией придется поломать голову, однозначного мнения у историков тут нет. Но география нам всё подскажет в свое время.

                В общем, о важности персидского направления в движении нам указывают и летописи соседей, и многочисленные археологические находки вдоль этих путей, и преимущественный состав кладов, как по путям, так и на Готланде – арабские монеты. А география об этом просто кричит. И только «ПВЛ» молчит. Почему?

                Всему виной – идеология. Я далек от мысли, что начальный летописец что-то умышленно искажал; он недоговаривал, ибо сам, скорее всего, так думал. Думал, что главным «импортом», пришедшем из Византии, была именно идеология, обретшая во времена, описываемые  в  «ПВЛ», форму восточного христианства, ставшего, уже во времена летописца, православием. Этим тезисом и были пропитаны все исследования, от Нестора до Соловьева. Но это же, очевидно, не так: история была движением – товаров и людей, — а не борьбой идеологий или религий. Самый яркий пример тому – татаро-монгольское нашествие. Чингисханова империя не была религиозной по самому своему определению, она строилась на совершенно иных, более простых и «приземленных» принципах, собственно, и позволивших объединить неимоверный конгломерат этносов и вероисповеданий. Возможно, это будет открытием для неисториков, но историки точно знают, что значимая (если не большая) часть «низового» состава Батыевой орды исповедовала несторианство – христианское  (лучше – христологическое) учение, преобладавшее на востоке – в Узбекистане, Иране и по всей Великой Степи. И первый удар Батыя пришелся не на Русь – на Волжскую Булгарию, бывшую тогда мусульманской. Да такой силы, что это государство исчезло с карты. И только после этого он обрушился на православную Рязань и стер ее с лица земли. Так что не стоит искать в религии первопричин конфликтов  или истории вообще, – это только надстройка, играющая в руках политиков или историков ту роль, которую они ей предписали. Если хотите еще доказательств – посмотрите историю крушения Османской Империи в годы Первой Мировой. Ох, как там цинично немецкие генералы раскручивали тему джихада…

                Еще пару слов об идеологии, на этот раз относительно пути «Заволочье, Пермь, Югра» — «Персия». Нам из географии очевидно, что путь этот – чрезвычайно важный. Но и тут он наткнулся на идеологические препоны в изучении. Его беда в том, что он оказался в стороне от Новгорода и Киева. Историю нашего государства принято связывать со славянами и их первыми государственными образованиями. А этот путь проходит мимо. Но, простите, это же географически одна территория, а теперь и политически одна страна. Согласитесь, что было бы странно, говоря об истории России в целом, говорить только о славянах-русских, о Новгороде и Киеве, и совсем молчать о существовавшей в то же самое время финно-угорской Перми Великой, обеспечивавшей изрядную (если не преобладающую) долю генерации товара для поставки в Персию через транзитные Волжскую Булгарию и Хазарию? Или, разве, это не «мы»? Я, кажется, понимаю, почему расстроилась преподаватель-зырянка из Сыктывкарского университета (см. первый очерк). Здесь гораздо более въевшаяся в сознание  идеология «старшего брата», но, как и любая идеология, ничего общего не имеющая с историческими процессами.

                В общем, стоит очистить историю от идеологий, и она изменится до неузнаваемости, сохранив при том все документальные факты. Вернее, не изменится, ничего с историей не будет. Поменяется только наш взгляд. Другим боком она повернется. А ось поворота для нас – география.

                Еще один забавный момент из приведенных выше цитат, — «побочный». Обратили внимание на один из товаров и в описании, данном и Константином Багрянородным, и Святославом в «ПВЛ»? Да, рабы. И этот товар не менее ценен, чем меха или ворвань, а генерируется он самой Русью. И ценность его особенно велика именно в Персии: славянские наложницы – элита гаремов (что далеко ходить – посмотрите, какими глазами смотрят и сейчас арабы на наших женщин), славянские евнухи – единственные, кто могут с этими наложницами справиться. А славянские воины – элита личных охран восточных правителей. И если вас это шокирует, то готовьтесь: история – штука циничная.

                Собственно, теперь можно переходить к движению по историческим магистралям. Но нам потребуется определенная подготовка: само движение будет очень сложно оценить без конкретных ниток маршрутов и конкретных волоков на них, а, значит, нам нужно научиться находить их на картах. Нам потребуется посмотреть, как эти волоки (да и вообще пути) работали, как и кем они обслуживались, — чтобы понять, где погосты, где слободы, а где  - города. Нам нужно будет понять состав товаров и типы судов, чтобы знать, где их можно переволочь, а где требуется перевалка товара. И, самое главное, надо понять, кто такие «мы». А это значит, посмотреть, кто и чем живет на всей этой территории, чем различается, как идут процессы ассимиляции. И только после этого мы вернемся к конкретному движению по конкретным путям. Готовы ли?

                Ну, тогда к следующему очерку – «Как искать волоки».

Василий Киреев

Комментарии (2)

Николай Починок # 26 ноября 2018 в 23:40 0
Спасибо за исторический и географический анализ и систематизацию. Ждем продолжения, касающегося поисков и не только! Мы прошли некоторые из маршрутов волоков, предположенных А.В.Галаниным, но, конечно, интересно познакомиться с вашим подходом.
kvas # 27 ноября 2018 в 20:22 0
Спасибо. Маршруты, предложенные А.В.Галаниным, мы тоже используем и в своих путешествиях, и в этом обзоре ниже. Не можем согласиться с рядом его предположений (типа Фоменковской Ярославль - Новгород), но описание маршрутов и волоков - потрясающее. Совершенно искренне был поражен у него топонимике слова Ухтома, а видоизменение названия Сестра в Систру - как продолжение Истры - вообще вертелось на языке. Был рад, найдя это у Галанова.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2018
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.