Экспедиции

Мы все когда-то ходили в походы. Со временем наши походы получили некий смысл – пройти по пути, или даже просто постоять на тех местах, по которым прошли первопроходцы...

Проекты

Летчик Нагурский

16 мая 2013

Текст этот является третьей частью записок,
обосновывающих наши планы предстоящего в 2015 году Большого Похода
и празднования 100-летия первого полета в Арктике в 2014-м.

 

Летчик Нагурский


«Тяжело груженный самолет с трудом поднялся надо льдами, но затем стал быстро набирать высоту; перед нами открывались все более красивые виды. Направо находился остров с грядами островерхих хребтов и спускавшимися по ним ледниками, налево — белый океан, на котором кое-где виднелись темные пятна открытой воды. Ледяными верхушками сверкали живописные, фантастических форм айсберги. Они были расположены то ровными рядами, то беспорядочно разбросаны; по форме одни напоминали стройные обелиски или призмы, другие — странного вида коряги. Все они искрились, как бы обсыпанные миллионами бриллиантов, в лучах незаходящего солнца. Сознание, что я первый человек, поднявшийся на самолете в этом суровом краю вечной зимы, наполняло радостью и беспокойством, мешало сосредоточиться». Нагурский Я., «Первый над Арктикой».

Ян Нагурский

«Аэроплан “Фарман” МФ-11 представляет собою многостоечный биплан форменной конструкции с толкающей двигательной установкой. Балки хвостовой фермы, контур хвостового оперения, стойки бипланной коробки и концевые диагональные подкосы выполнялись из тонкостенных тянутых стальных труб. Стойкам с помощью деревянных накладок придавался обтекаемый каплеобразный профиль. Каркас крыла — деревянный, причем концевые секции верхнего крыла вместе с соответствующими участками элеронов изготовлены отдельно. Задняя кромка всех поверхностей тросовая, исключая центральные зоны крыльев между поясами фермы. Обшивка крыла полотняная, примотка полотна к нервюрам заклеена тканевыми лентами. Гондола аэроплана деревянная». Из исторической справки о самолете «Фарман» МФ-11.

Самолет Фарман МФ-11

Имя Яна Иосифовича Нагурского не столь известно широкому кругу обывателей, как такие, например, имена, как Сергей Уточкин и Петр Нестеров, (с последним Нагурский знакомится в Всероссийском авиаклубе, и вслед за ним повторяет петлю Нестерова на гидросамолете). Или как Игорь Сикорский … Однако именно его, как самого способного летчика того времени, вызвал к себе в начале 1914-го года начальник главного гидрографического управления Морского министерства, генерал-лейтенант Михаил Ефимович Жданко. Генералу была поручена организация двух спасательных групп по поиску пропавших экспедиций Брусилова, Седова и Русанова. А помимо своих званий и должностей, Жданко был дядей пропавшей вместе с Брусиловым 20-летней Ерминии Жданко… «Возможно ли применение самолетов в Арктике», - спросил Жданко Нагурского. После некоторого размышления пилот ответил: «Скорее всего, они могут быть использованы в полярных условиях». Тогда Жданко сказал: «Вы подумайте еще об этом и подготовьте материал для конкретного разговора на эту тему. Прошу обратить внимание на тип машины и на организацию летной части».

Тут вот, помимо всего прочего, сроки интересны… 18 января 1914 года правительство дает поручение Морскому министерству, а 21 мая Ян Нагурский едет в Париж на завод Фармана для приемки самолета. Нет, оно, конечно, спасательная экспедиция, но ведь нужно было не только бюрократию пройти, не только выбрать самолет, но и изготовить его. А задачка выбора сама по себе была непростой – сам Нагурский так определял его необходимые характеристики: «гидроплан крепкой конструкции с фюзеляжем в виде лодки. Кроме того, машина должна иметь возможно меньшую нагрузку на квадратный метр несущей плоскости, отличную амортизацию и скорость до ста километров в час. Моторы на ней должны быть с воздушным охлаждением, хотя в этом случае существует некоторая опасность нарушения беспрерывности работы». (Только где ж в 14 году вы видели «фюзеляж в виде лодки»? Это потом, на «Шаврушке» - в скобках, ибо шутка)… Нагурский выбирает «Фарман» и уже через три недели после изготовления, «обкатав» машину – совершив 18 тренировочных полетов – разбирает самолеты, упаковывает их в ящики и уже 21 июня оказывается в Кристиании, где грузит их на барки «Герта» и «Эклипс». Самолеты – потому что их два. Параллельно с изготовлением «Моррис-Фармана» «для себя», Нагурский контролирует постройку «Генри - Фармана», предназначавшегося для полетов летчика Евсюкова в восточной Арктике. А поскольку именно в восточной Арктике предполагались поиски экспедиции Русанова – Кучина, то именно Евсюковский самолет грузится на барк «Эклипс» Отто Свердрупа… Впрочем, это лишь мелочи, и небольшие неточности (Вики, например, считает, что на «Эклипс» был погружен «Фарман» Нагурского), коими изобилует вся непростая биография Нагурского….

Страницы: 1 2

Комментарии (1)

vova # 23 мая 2013 в 22:51 0
Круто!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2017
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.