Экспедиции

Мы все когда-то ходили в походы. Со временем наши походы получили некий смысл – пройти по пути, или даже просто постоять на тех местах, по которым прошли первопроходцы...

Проекты

О нашем понимании значения слова «Первопроходцы»

3 августа 2020

Составляя, формулируя и обсуждая канву всей 12-тилетней экспедиционной программы, как непосредственно с ее инициаторами и участниками  — Русским Географическим Обществом и представителями руководства Республики Саха (Якутии), так и с научной и краеведческой общественностью, мы, скорее, «циклились» на том, чтобы правильно и емко назвать всю программу. Чтобы попытаться отразить в ее названии нашу главную цель – изучать и показывать значимость древних путей сообщений в формировании нашего государства. Путей, приведших нашу территорию к созданию на ней Российского государства и к объединению живущих на ней народов; путей, являющихся совершенно объективной географической реальностью, знания о которых могли бы стать точкой отсчета, точкой опоры, объективной точкой взгляда на нашу историю, позволившей бы убрать или отодвинуть многие субъективные, то есть, предвзятые и идеологически обусловленные, исторические споры.  Название программы менялось от «нейтрально-поморского» «Встречь солнца» к «якутско-ориентированному» «Навстречу 400-летию вхождения Якутии в состав России», через несколько пафосное «Древние пути – дорога к единству», и до принятого нынче, хоть и несколько громоздкого и не факт, что окончательного, «Путём великих свершений. От московского царства к Великой российской Державе». 

 

Сибиряковский тракт

Сибиряковский тракт 

 

И за обсуждением этого глобального названия мы как-то упустили, что и первый этап надо назвать  — как-то правильно и близко к теме. Но, так или иначе, название стартующего сейчас этапа появилось в виде «Путём первопроходцев»  и, появившись, сразу спровоцировало массу вопросов – от «каких именно первопроходцев вы имеете в виду, идя по Сухоне и Вычегде или по Печоре и Усе?» и «а как вы вообще определяете, кто был первопроходцем на древнейших путях»,  и до «а кто они такие, первопроходцы?».

Вот об этом я и хочу поговорить, разбив этот очерк на две части:

1. Первопроходцы на нашем пути. Имена (пароли, явки);

2. Первопроходцы vs первооткрыватели. Кто они вообще с точки зрения путей, как объективной, данной нам географией, реальности.
 
Начнем с первого.
 
1. Имена первопроходцев на нашем пути.
 
Конечно, путь Сухоной и Вычегдой в Печору и к переходам через Урал, как и путь Печорой и Усой к Собь-Елецкому проходу, – древнейшие, известнейшие и «магистральнейшие» пути нашей истории. Имен людей, которых мы зовём первопроходцами, мы можем найти там великое множество, и вспомнить их – тоже очень важная задача.  Но пойдемте по порядку нашего маршрута. Первым делом, выйдя из Виги в Унжу, мы спустимся по ней к предполагаемому месту древнего и загадочного города Шишкилёва – Старого Кологрива. Шишкилёв, известный по летописям с 15 века, а возможно, и ранее и, впоследствии, «пропавший с карты», участвовал в формировании великокняжеских дружин своими воинами и ополченцами, поставляя ратников количеством, сопоставимым с таковым от «столичных» Костромы и Галича. Воспроизведение имен ополченцев и их воевод – отдельная краеведческая задача; что же до географии, то ополченцы Шишкилева участвовали в  полоцких, литовских, казанских походах, в битве при Молодях, так что география их движения весьма обширна. 
 
 
В стороне от Печоры на старых заболоченных лесовозках
 
 
Следующий ключевой пункт – сам Унженский волок (Унжа,  Юза,  Волошная – Вотча, Старая Тотьма – Сухона). Этот волок мог явным образом играть роль как в истории контролировавшей его Тотьмы, так и в походах русских князей на Волжскую Болгарию, а впоследствии – на татар и черемисов. Попытка восстановления имен здесь – также предстоящая работа по окончании экспедиции.
 
Пройдя Унженский волок, мы по Старой Тотьме попадаем в Тотьму – первый город-крепость, встречаемый нами на Великом Сухоно-Двинском пути. И этот город сразу дает на целый ряд имен первопроходцев, поскольку Тотьма продолжала играть ключевую роль в формировании дальних купеческих экспедиций – в Сибирь, на Дальний Восток, к Русской Америке, -  даже по полному прекращению движения по Сухоно-Двинскому пути. Так, в 18-19 веках тотьмичи только на Тихий океан организовали более 20 экспедиций – больше, чем Москва, Вологда и Великий Устюг вместе взятые. И первое имя, которое нас встречает в Тотьме – Иван Александрович Кусков, один из основателей и первый комендант российской крепости Форт-Росс в Калифорнии. А до того, как стать комендантом Форт-Росс, Кусков занимал ключевые места в Русской Америке -  оставался за правителя на острове Кадьяк (1796 и 1800 годы) и  в Новоархангельске (1806—1814 годы), был начальником Константиновской крепости в Нучеке (1798—1799), управлял русским поселением в заливе Якутат (1802—1803), возглавлял экспедиции от залива Якутат до острова Ситха (1801—1802 годы). Имя Кускова знают сейчас многие, но он далеко не единственный из тотьмичей – мореходов и первопроходцев. Такие мореходы и организаторы дальних экспедиций 18 века, как братья Фёдор и Алексей Холодиловы, братья Петр и Григорий Пановы, Степан Черепанов – достойны того, чтобы о них было известно всей России.
 
Но идем дальше. Следующий ключевой пункт нашего движения по великому Сухоно-Двинскому пути – Великий Устюг, откуда дальше на восток нас будут сопровождать такие имена, как Владимир Атласов -  «обретатель Камчатки» (по Крашенинникову) и «Камчатский Ермак» (по Пушкину). Василий Шилов — первооткрыватель Алеутских островов и первый составитель их карты. Михаил Булдаков — первенствующий директор Российско-Американской компании, исследователь Аляски. Ну и ещё два имени, на принадлежность которых, кроме Устюга претендуют – Пинега (Семен Дежнев) и Сольвычегодск (Ерофей Хабаров). Что касается Ерофея Павловича, то его имя будет нас сопровождать дальше повсюду: родившись в деревне на берегах Сухоны – Северной Двины и учившись в Сольвычегодске, именно «нашим» маршрутом он попал в Мангазею; с ним вместе мы пройдем на дальнейших этапах в Якутск, а одним из его маршрутов выйдем к Амуру. 
 
 
Первопроходцы 
 
 
Сольвычегодск встретит нас удивительной потомственной плеядой Строгановых, деятельность которых позволила России закрепиться на Урале и «родила» такое явление в нашей истории, как Ермак, путем которого мы попадем за Урал впоследствии.
 
Яренск. Эта точка на карте уникальна: мало того, что приходящая сюда Яренга образует прямой путь на Мезень. Отсюда нас поведет дальше Степан Гаврилович Глотов, исследователь Камчатки, Аляски и Алеутских островов, попавший впервые на Камчатку на шитике «Иоанн» тотемского купца Фёдора Холодилова. Но Яренск – это еще и родина потрясающей по своей значимости для России династии купцов Сибиряковых, последний представитель которых, Александр Михайлович, будет с нами во всех точках путей, связывающих Сибирь с Европой; его деятельное участие привело к коммерческому использованию Северного Морского пути, к строительству Сибиряковского тракта через Урал, к строительству Обь-Енисейского канала, к созданию регулярного судоходства по Ангаре. А еще Яренск знаменит тем, что там, во второй части своего путешествия, останавливался сам Робинзон Крузо (смайлик).
 
 
Сибиряковский тракт
 
Сибиряковский тракт
 
 
Усть-Вымь. Тут мы впервые попадаем на территорию Старой (или Малой, или Вычегодской) Перми, ведшей Волго-Камским путем торговлю с Персией задолго до Новгорода. Именно Усть-Вымь поименована в книге Большому Чертежу как Старая Пермь. 
 
Путь по Выми приведет нас к Вымскому волоку, пройденному в 1499 году дружиной Сёмена Курбского по пути к Печоре, где, соединившись с отрядами Петра Ушатого и Василия Заболоцкого-Бражника, он и срубил крепость Пустозерск, чтобы с нами вместе отправиться по Печоре вверх, к Уральским переходам.
 
Усть-Цильма – место встречи Курбского и Ушатого.
 
А на Печоре и Усе от Усть-Цильмы и выше, до самого Собь-Елецкого прохода, нас будет вести Павел Иванович Крузенштерн, сын первого российского «кругосветчика» Ивана Фёдоровича Крузенштерна, посвятивший 30 лет своей жизни исследованию возможных переходов из Печоры в Обь (частично совместно с А.А. Кейзерлингом – еще одно имя, достойное упоминания в кругу первопроходцев). Впрочем, «занятия» на Печоре не помешали Крузенштерну-сыну совершить, по примеру отца, кругосветное плавание.
 
Ну и Салехард-Обдорск. Помимо воевод-первопроходцев, основателей первых сибирских крепостей (Обдорск – воевода Никита Тарханиотов). Обдорск – место деятельности и других исследователей, например, основоположника финно-угроведения и замечательного венгерского путешественника Регули Антала, экспедиционно доказавшего возможность перемещения финно-угров в Венгрию.
 
Продолжение — "Первопроходцы vs первооткрыватели" — здесь >>. 
 
Василий Киреев 
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Следуйте за нами: 
© Фонд «РУСЬ ИСКОННАЯ», 2020
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на сайт обязательна.